«Там такие истории, что можно книги писать!»
Фото: Юрий Смитюк, ИТАР ТАСС.

Фото: Юрий Смитюк, ИТАР ТАСС.

Руководитель общества «Подарим радость» Вадим Захаров вместе с корреспондентом РП посетил несколько подшефных семей и рассказал, как в городе помогают нуждающимся

В новороссийском обществе «Подарим радость» сегодня официально состоит более 1,5 тыс. человек. Именно столько пользователей зарегистрировано в группе общества «Подарим радость». Однако еще год назад, в мае 2013 года, общество не насчитывало и полусотни последователей. Вместе с Вадимом Захаровым, создателем движения «Подарим радость», мы отправляемся в гости к нескольким его подшефным семьям. По дороге Вадим рассказывает историю создания волонтерской организации.

– Если честно, никакую благотворительную организацию я поначалу и не думал создавать. Просто год назад обнаружил дома и в гараже много хороших, но ненужных вещей, в том числе одежду, которая была уже не по размеру. Вещи качественные, многим бы пригодились. Но кому? Я стал спрашивать по друзьям и знакомым. Многие признавались, что у них схожая ситуация. Особенно много было детских вещей, которые люди готовы были просто подарить. Тогда мы с другом отправились в администрацию города и попросили дать список семей, которые находятся в сложной жизненной ситуации и нуждаются в помощи. Пока развозили вещи одним, другим, третьим, не могли не интересоваться судьбами этих людей. Некоторые семьи были рады булке хлеба. Разговорившись с ними, мы понимали — они на грани отчаяния. Разовая помощь им, конечно, была нужна, но ситуацию в корне не меняла. Люди с маленькими детьми жили порой в жутких условиях! У кого-то в доме не было даже детских кроватей, малыши спали на лежанке из кирпичей. У других не было дров, чтобы топить дом зимой. У третьих все деньги уходили на лечение ребенка, а на жизнь не оставалось. Люди говорили, что им жизненно необходимо, а мы опрашивали знакомых, нет ли у них нужных вещей? Если находили, отвозили нуждающимся. К нам стали присоединяться единомышленники, которые помогали продуктами, деньгами, одеждой, а также те, кто предлагал свои услуги по бесплатной доставке, например, дров или мебели. Но многие благотворители, когда их просили помочь, интересовались, как удостовериться, что их деньги, вещи, продукты дошли до адресата? И мы создали группу «Подарим радость» в социальной сети, а потом и собственный сайт. Там мы стали выкладывать фотоотчеты, просмотрев которые, каждый даритель мог удостовериться, что его коляска дошла до нуждающейся семьи, его памперсы передали малышу, на его деньги купили продукты. Об этом свидетельствовали фото чеков из магазинов с перечнями разной снеди, которую мы покупали.

Были ли среди благотворителей те, кто хотел лично оказать помощь, поехать к нуждающимся и из рук в руки передать им деньги, продукты, одежду?

– Да, такие люди были и есть. Они находят информацию о малообеспеченных семьях в нашей группе, просят адрес, и мы вместе с ними едем в семьи и отдаем их продукты и деньги тем, кому они хотят помочь, при их личном присутствии. Возможно, люди не доверяют, а некоторые просто хотят лично поговорить с нуждающимися, чтобы узнать, что им необходимо. Некоторые из таких людей сами становятся волонтерами и берут подшефную семью под свое крыло, посещая их раз в неделю. Мы обычно ездим в семьи вечером по вторникам, а по четвергам собираемся в штабе и отчитываемся о работе, говорим, кому что нужно.

Сегодня в вашем обществе более тысячи волонтеров, которые курируют семьи. Как они к вам присоединяются?

– Кто-то от друзей узнает, кто-то звонит и рассказывает, что по соседству у них живет очень бедная многодетная или неполная семья, члены которой стесняются просить помощь сами, но очень в ней нуждаются. Мы предлагаем звонившим стать кураторами этой семьи, а поддержку мы им обеспечим, расскажем о них в группе и на сайте. И благотворители найдутся быстро.

И действительно желающие помочь находятся быстро?

– Да, очень. Мы сами порой поражаемся, как много в Новороссийске добрых, щедрых и отзывчивых людей. Причем социальный статус у них совершенно разный: это и предприниматели, и пенсионеры, и студенты, и молодые мамы, находящиеся в декретном отпуске. У нас есть семьи, которым мы начали помогать с самого начала, так вот они уже практически встали на ноги, их жизненная ситуация налаживается. Но выявляются новые люди, нуждающиеся в поддержке, многие из них — переехавшие на Кубань семьи из разных точек России. Вот там такие жизненные истории, что можно книги писать.

Например?

– Один из последних примеров — семья Бесчастных. Наталья Бесчастная с тремя детьми жила в другом городе с супругом, ни в чем не нуждаясь. Дети ходили в школу, имели недешевые гаджеты и игрушки, у семьи была машина и квартира. Но муж Наташи ушел к другой женщине. Наташа осталась одна с тремя детьми на съемной квартире. Подруга из Новороссийска позвала ее переехать сюда, чтобы было проще ей помочь. И Наталья переехала, сняла для себя и детей здесь квартиру, старшая дочь поступила на бюджетное отделение в вуз. Отец немного помогал материально, но денег все равно остро не хватало, хотя старшая дочь пыталась помочь маме, подрабатывая после учебы. Мы помогли семье переехать на более дешевую квартиру такой же площадью. Также им помогают продуктами и одеждой, которую они поначалу очень стеснялись брать. Еще одни наши «новенькие» — это замечательная семья Шуватко, в которой четверо детей. Они переехали в Новороссийск из Братска, так как у старшего сына там открылась астма и ребенку необходима была смена климата. Родители купили дом, на который хватило денег. Дом остро нуждается в капитальном ремонте: он сырой, окна сгнили, крыша протекает, электрика в плохом состоянии. Им нужна помощь в расчетах необходимого материала по ремонту крыши и пока внешнего утепления дома, а также консультация и помощь в дальнейших работах. А пока помогаем им продуктами, одеждой.

Тем временем мы с Вадимом и другими волонтерами подъезжаем к дому одного из подшефных, которым общество помогает уже почти год. В многоэтажном доме в трехкомнатной квартире живут три детдомовских воспитанницы, которым к 28 годам государство не предоставило положенные квартиры. У одной из девушек, Яны, есть девятимесячная дочь Лера. Волонтеры заносят в квартиру пакеты с подгузниками, детским питанием, молочными смесями, которые Яна сама купить не может. Государственного пособия в 1,5 тыс. рублей на этого явно не хватит. Яна благодарит и угощает нас чаем.

– С пяти лет росла в интернате. Мама отказалась от меня в роддоме и пропала. Забирал меня оттуда отец. Он сильно пил, бил меня, — рассказывала Яна. — Я лет с восьми уже таскала у него сигареты и могла завернуть такую фразочку, которую и взрослый человек бы постеснялся сказать. Органы опеки забрали меня у отца и поместили в интернат для детей, родители которых имели сменный график работы, в том числе работали по ночам. Они приходили к своим детям по выходным, приносили им сладости. Ко мне не приходил никто. Отец обо мне забыл. В принципе в интернате было неплохо. Когда мне исполнилось 18 лет, встал вопрос, чем заниматься. Идти мне было некуда. Устроилась на работу в Новороссийске в парк аттракционов. Денег платили немного, но на еду хватало. Администрация Новороссийска выделила комнату в трехкомнатной муниципальной квартире, где по соседству живут еще две девочки — воспитанницы интернатов. Все мы около десяти лет стоим в очереди на положенные нам от государства квартиры. Когда нам их дадут, неизвестно. Когда мое место контролера в парке аттракционов сократили и я осталась без работы, то поняла, что жду ребенка. Сказала об этом молодому человеку, но он сразу дал понять, что ребенок ему не нужен. И исчез, как исчез когда-то из моей жизни отец. Знаете, я ни секунды в жизни не сомневалась, что сохраню ребенка. Я дала себе слово, что у него будет семья, которой не было у меня, и мама, которой у меня не было. Сейчас нам помогают добрые люди, огромное им спасибо. Когда Лерочка немного подрастет, я устроюсь на работу, и она не будет ни в чем нуждаться.

Мы едем дальше. Следующая семья живет в частном секторе на улице Владивостокской. В доме, где ютится семья Зарубы, в том числе пятеро детей, год назад не было ни стиральной машины, ни двухъярусной детской кровати, ни игрушек. А двоих детей по причине малообеспеченности семьи органы опеки даже забирали временно в интернат.

– Мой супруг год назад попал в больницу, ему требовалась операция. А он единственный кормилец в семье. У меня на руках четырехлетний ребенок, которого не брали в детский сад, так как очередь не подошла. Поэтому я не могла устроиться на работу. Помогала свекровь, но все равно было очень тяжело. Детям нужно было купить канцелярские принадлежности, спортивную обувь и одежду в школу. В нашем домовладении нет воды, так как для бурения скважины необходимо около 100 тысяч рублей. Таких денег у нас нет, воду мы заказываем из водоканала водовозкой, это тоже определенные затраты, поэтому на еду и денег-то не остается, — рассказывает многодетная мама Марина. — Пришла зима, понадобились дрова, денег на них не было. Но помогли с помощью волонтеров благотворители. Пришли специалисты, бесплатно сделали проводку в доме. Люди подарили стиральную машинку, до этого всю семью обстирывала руками.

Марина показывает свое подворье. Про себя отмечаю, что водяная скважина им обойдется здесь, пожалуй, не в 100, а в 200 тысяч рублей, так как дом стоит на краю скалы на окраине Новороссийска. Во дворе бедненько, но чисто. Подметены дорожки, вскопаны грядки, посажены цветы. По двору бегают любопытные сорванцы.

Марина, а почему двух детей забирали временно в интернат?

– До того, как волонтеры стали нам помогать, денег не хватало даже на еду — вот двух старших детей и забрали. Они очень переживали, плакали. Нам помогли восстановить дом, его с помощью добрых людей отремонтировали, и детей вернули.

Мы прощаемся с хозяевами, которые долго машут нам из-за калитки, и отправляемся домой.

Вадим, скажи честно, есть ли у вас подшефные семьи, где родители бедны по одной причине — злоупотребляют алкоголем, потому не работают и не могут обеспечивать семью?

– Отъявленных алкоголиков нет. Есть неполные семьи, оставшиеся без кормильца. Семьи, где мама или папа получили инвалидность и больше не могут обеспечивать семью так, как делали это раньше. Есть женщины, которые сбегают от мужей-тиранов и бегут из соседних областей с малышами куда глаза глядят, более не желая терпеть побои и оскорбления. А недавно к нам обратилась семья, которой в администрации Новороссийска предоставили земельный участок на строительство дома. Люди взяли на строительство кредит в банке, и во времянке, где они ютились, случился пожар. Сгорело все! В том числе деньги, выданные на возведение дома. История жуткая. Теперь этой семье и жить негде, и кредит нужно выплачивать. Помощи можно ждать только от добрых людей, которые помогают этой семье чем могут.

Пока мы едем по ярким ночным улицам Новороссийска, Вадим рассказывает, как волонтеры из их общества организовали на Рождество детский утренник, дарили подарки, как горели глаза детей, как жадно они ловили каждое слово рождественской сказки.

Вадим, симулянты в вашей практике встречались?

– А как же! Встречались и симулянты. Но таких людей сразу видно. Мы же не просто привозим продукты и деньги, мы с людьми налаживаем контакт, общаемся. Они нам доверяют свои беды и чаяния. А симулянты общаться не хотят, вот просто дай все на блюдечке, им теплота и сочувствие не нужны. Таких вычисляем быстро.

Никогда не хотелось все бросить? Ведь этим вы занимаетесь по вечерам, в свободное от работы время? Зачем вам это?

– Хотите честно? Встречались у нас такие семьи, в которых мамы и папы были сами виноваты в том, в каком положении оказалась их семья. Я не видел там особенного рвения к работе, к тому, чтобы обеспечить своих детей. Вот, например, Яна и Лера, где мы сегодня были. Яна на все готова — на компьютере печатать не умела, мы ей старенький компьютер привезли, она его освоила сама. Девушка в интернате жила, там компьютеров не было. А есть откровенные лентяи. Наше общество в Новороссийске не первое начавшее подобную деятельность. Одно из таких сообществ, насколько я знаю, распалось, потому что волонтеры помогали семьям, где мама и папа были тунеядцами, и ситуация не менялась. У волонтеров стали опускаться руки. Получалось, кто-то вкалывал и обеспечивал свою семью и семью соседа, а сосед лежал на печи и ждал, что ему помогут другие. Столкнувшись с такими ситуациями, одно волонтерское общество свою работу в городе прекратило. Я — верующий человек. Помогая подшефным, не только доставляю им продукты и деньги, но и стараюсь сделать так, чтобы люди захотели улучшить свою жизнь.

«Уберечь от этой доли» Далее в рубрике «Уберечь от этой доли»Как атаман Евгений Волков перевоспитывает «трудных» подростков Читайте в рубрике «Титульная страница» Киркоров, Басков или Галкин. Кто первым совершит каминг-аут?Существует ли в России «гей-лобби»? Факты. Оценки эксперта Киркоров, Басков или Галкин. Кто первым совершит каминг-аут?

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»