«Сто лет назад тут ничего не было»
Так выглядел проспект Дзержинского (Южный район Новороссийска) 30 лет назад. Фото с сайта vk.com

Так выглядел проспект Дзержинского (Южный район Новороссийска) 30 лет назад. Фото с сайта vk.com

Как менялись и развивались районы Новороссийска

Мефодиевка

Я иду по Мефодиевке. Со свистом мимо меня пролетает пакет с мусором — упал со второго этажа старого дома. Успев отпрыгнуть, поднимаю глаза. На меня смотрит татуированный дядька с зажженной папироской и залихватски подмигивает. Из соседнего окна выглядывает пышногрудая женщина. Одной рукой она развешивает белье, второй держит за хвост черного кота, который орет и пытается удрать.

– Нельзя было в мусор выбросить? — орет на дядьку соседка.

Тот, пошатываясь, делает недвусмысленный финт рукой. Становится ясно, что это был единственный доступный для него способ избавиться от мусорного пакета.

Мефодиевка — промышленный район, застроенный частными домами и старинными двух-трехэтажками. Преступления здесь совершаются чаще, чем в среднем по городу. Причина проста. Жилье дешевое в Мефодиевке сравнительно недорогое, поэтому живут тут в большинстве своем граждане специфические: наркоманы, алкоголики, бывшие заключенные.

– По своему опыту скажу: те, кто после освобождения живет на Мефодиевке, возвращаются в тюрьму за разные преступления в три раза чаще тех людей, которые проживают в Центральном, Восточном и Западном районах Новороссийска, — рассказывает начальник отделения организации административного надзора управления МВД по городу Новороссийску Ирина Пульная. — Все потому, что именно в этом районе вероятность повторения своих проступков очень велика, здесь очень высокая концентрация неблагополучных элементов.

Кроме того, Мефодиевка — единственный район Новороссийска, где разрешено проезжать пустым и груженым зерновым фурам, добирающимся до новороссийского зернового терминала. Они тут везде: стоят, снуют, паркуются. За фурами из разных уголков страны идет грузовой транспорт, образуя на разбитых дорогах раздражающие и без того неспокойных местных жителей пробки.

Но когда-то именно здесь, в Мефодиевке, начал образовываться Новороссийск. Как рассказал РП новороссийский краевед Сергей Шило, эти места были отданы под расселение чешским переселенцам из Австро-Венгрии, прибывших в 1869 году на пароходе «Эльбрус» из Одессы. Здесь были расчищены первые участки земли и построены дома из камня с Гузовой горы и самана. Тогда же первые поселенцы и узнали, что такое Бора — это шквалистый ветер, который выкорчевывает с корнем столетние дубы и сдувает камышовые крыши. В 1870 тут появились первые улицы. Через четыре года в Мефодиевке жило уже 44 женщины и 47 мужчин.

В начале XX века в районе начинается строительство железной дороги. В качестве наемной рабочей силы в город стекается небогатый народ. Из-за обилия бродячих собак район стал называться Собачьей слободкой. Здесь, в выкопанных землянках, селились самые бедные рабочие, которые не могли позволить себе иметь собственный земельный участок, а тем более выстроить на нем дом. У них не было ни керосинного освещения, ни питьевой воды.

Зато и мефодиевский базар и сегодня находится на том же месте, где был сто лет назад.

Крымское шоссе

За Мефодиевским кладбищем есть дорога, которая поднимается до каменоломни, спускается за перевал, выходит к реке Неберджай и дальше идет в поселок Нижне-Баканский. В дореволюционное время она была главной в городе: соединяла Новороссийск с Кубанской областью. Называли ее Крымским шоссе. Именно по ней в двадцатые годы XX века эвакуировались белогвардейцы. В честь этого события в Новороссийске был создан на средства частных инвесторов памятник «Исход», который примерно год назад установили в районе набережной.

Александра, дочь конюха элеваторной станции, которой в то время было 16 лет, видела эвакуацию собственными лазами:

– Власть начала меняться, пришли большевики, потом опять царские генералы править стали. Так и жили, пока в 1920 году Новороссийск вновь не перешел в руки Красной армии, — рассказывала Александра в письмах к внучке. — Мне тогда шестнадцать лет было. Все, что происходило, хорошо помню. У нас в хозяйстве были три лошади, две хорошие молодые и одна хромая. Молодых мы прятали в лесу. В городе в то время столько военных развелось и всем лошадей подавай, отбирали силой. Хромую недалеко от дома держали, она нас и выручала. Частенько к нам наведывались белые офицеры, которые спрашивали лошадей. А мы им хромую показывали, мол, берите. А на такой далеко не уедешь. Однажды на дороге я увидела колонну разночинного народа. Люди в штатском сопровождали телеги с клетками — это эвакуировался зоопарк. Часть животных везли на телегах в клетках, а верблюды, ослики, ламы шли своим ходом в поводу. Среди них была группа военных. Один из них, хромая, подбежал к отцу и стал требовать лошадь. Батюшка побожился, что нет у него здоровой, только хромая. Офицер, рассвирепел и, выхватив из сапога нагайку, стал хлестать ею отца. Ничего не добившись, он выхватил из кобуры револьвер, но мама заслонила отца. Офицерская рука дрогнула, опустилась. Потом он вскочил на хромую лошадь, но не смог проехать на ней и десяти шагов.

Как рассказал РП историк Андрей Стискевич, многим из белых офицеров дойти до кораблей так и не удалось. Беженцев нагнали передовые отряды Красной Армии. Установив на перевале пушки, они стали стрелять прямой наводкой по живому людскому потоку и по стоявшим у пристаней кораблям.

– Люди в колонне ринулись вниз, возникла давка и паника, все смешалось, телеги, лошади, имущество. В тот день многих на этой дороге убило и покалечило. Убитые и раненные оставались лежать на траве. Все имущество людьми, спешившими на корабли для эвакуации, было брошено и разбито. Разворочены телеги, убиты и ранены люди, разбросаны вещи. Брошенные животные зоопарка разбежались в разные стороны, и еще несколько дней после обстрела по склонам гор паслись лошади, ламы и верблюды.

«Русский Стандарт»

Чтобы добраться из Мефодиевки в центр города, нужно миновать другой промышленный район города — Стандарт. От своего неблагополучного соседа он мало чем отличается. Но жители Стандарта очень обижаются, когда таксисты, путаясь в улицах, спрашивают:

– Ааа, вам на Мефодьевку?

Но так было не всегда. По словам краеведа Сергея Шило, в начале ХХ века Стандарт был центром нового Новороссийска и славился своей четкой планировкой улиц. Участком, на котором он расположен, сперва завладело Русско-французское общество по добыче нефти «Русский Стандарт Петролеум Компании». В 1896 году часть участка продали «Домовладельческому товариществу». Оно принялось строить тут жилые одноэтажные и двухэтажные дома. Кварталы на Стандарте были чистые, с хорошо выложенными мостовыми и тротуарами, с водопроводной и канализационной сетью. Селились здесь люди обеспеченные. Во второй половине 1890-х годов были застроены нижние кварталы Стандарта. А к 1911 году — верхние кварталы между улицами Горной (Сакко – Ванцетти) и Садовой (Первомайской).

Вообще, пространство, которое образуют Мефодиевка и Стандарт, называют Зацемесской стороной. Здесь в начале XX века располагались две достопримечательности — Троице-скорбященский храм и «Сад на Стандарте» (Французский сад). Последнее место было чрезвычайно модным. Здесь можно было бродить по тенистым аллеям, а няни прогуливались с детьми и любовались фонтаном. В саду же находилось самое высокое и красивое здание Стандарта — Второе Новороссийское Общественное собрание. Здесь работал кинематограф «Мон-Плезир».Утром в нем показывали кино для детей, а вечером — для взрослых. Первый кинотеатр в Новороссийске появился в 1897 году. Открыл его предприимчивый рижский мещанин Альвин Гуцман. Кинематограф Гуцмана располагался на Стандарте на улице Вокзальной, ныне Элеваторной.

По словам Стискевича, улица Садовая, ныне Первомайская, была одной из главных на Стандарте. Она начиналась от Троице-скорбященского храма, пересекала Пушкинскую и Французскую улицу и упиралась в Горную. Во время Великой Отечественной войны, 25 апреля 1943 года, была страшная бомбежка. Снаряд попал прямо в купол храма, который обвалился во время налета, накрыв под собой более тысячи прихожан. Они пришли сюда в светлое Пасхальное воскресенье и все погибли под обломками стен и куполов. Теперь от когда-то самой модной и посещаемой улицы города не осталось и следа — сегодня это промышленный, небогатый район. И вовсе не центр, а окраина.

Шесхарис

Район Шесхарис — или «та сторона» — находится на противоположном от центра города берегу. Здесь Новороссийск растянулся по побережью, образовав некое подобие подковы. В этом районе находятся разношерстные дома из частного сектора. Некоторые улицы упираются в холмы карьеров и образуют трущобы, другие чистые и безопасные.

Богатым и процветающим Шесхарис не был никогда. Первым поселенцам, появившимся тут в начале 80-х годов XIX века, пришлось много работать. Земли, выделенные им на северной стороне бухты, были цемесским болотом, где рос девственный лес.

– В этих необжитых местах зимой свирепствовал норд-ост, а летом — малярия, — говорит краевед Андрей Стискевич. — Деревенские низкие и длинные дома строились из камня-дикаря, крыши выстилались камышом. Под одной крышей такого были и жилые комнаты, кладовые, за кладовыми шли помещения для домашних животных: коров, лошадей, коз. По длинному коридору обитатели дома могли попасть в любое помещение не выходя на улицу, что было особенно важно в холодное и ветреное время года.

Лес обступал не только строения, но и раскорчеванные под посевы поля и огороды, и поэтому на них частенько случались набеги кабанов. Дикие животные часто лакомились овощами и посевами кукурузы, говорит Стискевич. Первые переселенцы бывало стреляли прямо с крыльца дома забредших в деревню кабанов.

Сегодня на территории Шесхариса жилых зданий не так много — в основном это частные дома. Улицы района, как и сто лет назад, упираются в горы Цемесского хребта. Норд-ост тут за столетие не ослаб и продолжает периодически сносить уже не камышовые, а металло-черепичные крыши. В этом районе также находится мазутный терминал, цементный завод и морские причалы, у которых швартуются нефтетанкеры, перевозящие нефтепродукты. При их перевалке запах по Шесхарису стоит не из приятных.

– Через Новороссийск проходит каждая третья тонна «черного золота», которую продает Россия, — рассказывает кандидат технических наук Кубанского государственного технологического университета Николай Чура. — С одной стороны, это предмет гордости. С другой — все наши объекты нефтеперевалки имеют официальный статус опасных производственных структур. Через терминалы Шесхариса проходит не менее 80 млн тонн нефти и нефтепродуктов за год. Огромное количество! Неудивительно, что жители Шесхариса порой жалуются на резкий запах нефтепродуктов. Чтобы заполнить танкер, скажем, 50 тысячами тонн нефти, надо вытеснить из танков и резервуаров такой же объем воздушных масс. Вот их при определенном направлении ветра и чувствуют горожане. Но проблему эту можно решить, как, например, в Туапсинском порту. Там создана система предотвращения выброса паров в атмосферу. В Новороссийске ее пока нет.

Центральный район

Сегодня скверами, парками и аллями Центрального района Новороссийска искренне восхищаются туристы. Причина ясна: новая брусчатка, обилие цветов на клумбах, ухоженные дворы и фонтаны. Вечерами по чистым улицам гуляет молодежь, а днем идет оживленная торговля в дорогих брендовых магазинах. Аренда здесь — самая дорогая в городе. Но и более ста лет назад место это было центром торговли. В 1890 году здесь располагалась вотчина мастеров и ремесленников, который занимал всю современную площадь Героев и часть улицы Набережной.

29 января 1897 года, рассказал краевед Шило, в Новороссийскую городскую Думу поступило прошение от 63 «представителей мастерства и ремесленных работ». Они ходатайствовали о разрешении учредить «Упрощенное ремесленное управление» на территории современного Центрального района города. Ремесленники тогда шили одежду, тачали и ремонтировали обувь, делали шляпки и зонты, занимались ремонтом часов, швейных машин, столярничали, работали кузнецами, плотниками и гончарами, паяли, точили и лудили, выполняли жестяные работы. Их лавки и мастерские находились на городских улицах, рыночных площадях и привозах. Над услужливо распахнутыми дверьми красовались вывески с изображением предмета ремесла и указанием хозяина заведения: «Мастерская часов Бейгельмана», «Столярное дело Козарова», обувная «Мастерская Розенберга», «Жестяные работы Гольденцвейга».

– Однако после рассмотрения прошения министром и князем Оболенским, ремесленникам было отказано в нем, — говорит Шило.

Отказ власти Черноморской губернии учредить «Упрощенное ремесленное управление» был вызван тем, что при положительном исходе дела ремесленники могли бы организовать монополию, взвинтить, договорившись, цены на свои услуги, не принимать новичков-ремесленников со стороны, держась общаком. А Новороссийску нужно было развитие здоровой конкуренции, тем более, что именно в этот период начали налаживаться международные торговые связи с купцами из других государств.

В начале ХХ века в Центральном районе Новороссийска жило более 60 тыс. человек. Тут же, в районе современного Кутузовского кольца в 1901 году был основан первый пивоваренный завод «Бавария». Большинство центральных улиц в те времена не имели ни тротуаров, ни булыжной мостовой. После весенней распутицы и обильных осенних дождей, все вокруг утопало в грязи, иле и камнях. По ним невозможно было ни проехать, ни пройти пешему человеку.

Мысхако

Поселок Мысхако, давно ставший частью города, долгое время славился своими виноградниками.

Но потом их выкорчевали. Из-за вступления в силу «сухого» закона, а также для расширения городов такая участь постигла виноградники по всей стране. Пенсионер Сергей Усманов в 70-е годы руководил строительством новых микрорайонов на землях, где раньше росла виноградная лоза. Так на месте виноградников возникли третий, седьмой и девятый микрорайоны города.

– Помню, подъехала техника, начали было выкорчевывать виноградники,— вспоминает Сергей. — Подбегает ко мне главный агроном завода «Мысхако» и чуть ли не со слезами на глазах просит остановить процесс. А у нас приказ, на этих землях через месяц дома новые возводить начнут, город же расширяется! Мы по-человечески дали ему два часа, чтобы главный агроном успел съездить к градоначальнику. Человека можно было понять, мы, можно сказать, стирали с лица земли труд его жизни. Он через два часа приехал, достал бутылку мысхакского вина, поставил нам ее на капот машины, рукой махнул и говорит: «Аааа, рубите, черти! Ничего не поделаешь, новый микрорайон для горожан важнее виноградников».

Усманов считает, что молодежь Новороссийска, которая живет в новых микрорайонах, даже не представляют, что было — ну кроме винограда — на той земле, по которой они сейчас ездят и ходят.

– Тысячи осколков и невзорвавшихся мин мы находили тут, когда разрывали фундамент. Огромное количество солдатских жетонов было найдено. Все они доставлялись по стране военной почтой в семьи погибших или пропавших без вести бойцов. Со всей страны именно на земли Мысхако ехали люди, чтобы взять отсюда горсть земли в память о боях за Новороссийск.

Сельские районы

В состав Новороссийска входят и несколько отдаленных районов — станица Раевская, Натухаевская, Кирилловка, Глебовка, Федотовка, Владимировка, Борисовка. Эти поселения были основаны в конце XIX века вольными казаками. Все вместе к началу 1915 года они стали именоваться Кирилловской волостью. К этому времени сюда, помимо австро-венгерских переселенцев, начали стекаться и вольные казаки из Приазовья. До сих пор все школы этих поселках имеют статусы казачьих, а дети изучают в них историю Кубани, обычаи, фольклор и казачий спас — древнее искусство ведения боя.

– В конце XIX века жизнь была трудная, но люди верили в лучшую долю, поэтому не жалели своих сил, не боялись тяжелой работы. Почти все приходилось делать вручную. Только при обработке земли применялись лошади. Среди промыслов поселян было наиболее распространено табаководство, — говорит Сергей Шило. — В 1918 году при большевистской власти «Кирилловская волость» стал называться «Кирилловская волостная Управа». Но сколько бы ни менялась власть, жизнь крестьян зависела от земли, на которой они жили, работали, выращивали хлеб. В 1918 году среди поселян деревни Мефодиевка появились жители, которые не имели ни огорода, ни земельного надела. В тоже время свободной городской земли, заросшей сорняками по соседству с деревней было предостаточно — около ста гектаров. При новой власти, в апреле 1918 года, не имеющие земельных наделов люди подавали в Кирилловскую Управу заявления. Они просили выделить им землю под огороды за установленную плату или же просто за раскорчевку. Новороссийская большевистская городская Управа ответила категорическим отказом. В резолюции правительства говорилось: «Принять во внимание интересы города второй части, для которой нужны земли в будущий рост города».

Так, жители деревни Мефодиевка в угоду будущему промышленному росту города не получили земли даже от рабоче-крестьянской власти, лозунгом которой были слова «Земля — крестьянам, фабрики — рабочим!».

Интересно то, что Мефодиевка так и не стала расширяться в том направлении, которое планировали обустроить градостроители. Земли, которые просили крестьяне в 1918 году, до сих пор не обжиты и покрыты лесом. Город стал развиваться и расти совершенно в ином направлении — к морю, где сейчас строиться Южный район.

Южный район

–Около ста лет назад тут ничего не было. Да и 50 лет назад тоже. Именно в этом месте, которое мы называем Малой землей, проходили одни из самых ожесточенных боев в истории Великой Отечественной войны, — рассказываеткраевед Сергей Шило. — Именно здесь летом 1942 на Каботажной пристани грузились десантники. Молодые крепкие ребята отправлялись в Севастополь. Корабль ушел в море, а через два дня вернулся назад со страшным грузом. Тела матросов были разорваны на куски, и рабочим порта приказали их выгружать в подошедшие полуторки. Люди были в оцепенении, и никак не могли справиться с этим состоянием. Что случилось с моряками — бомбежка, несчастный случай — никто не говорил. Тогда директор порта распорядился всем выдать по «чекушке» водки, и выгрузка тел началась. Останки матросов возили на кладбище, расположенное на Солнечной. В то время кладбище было новым. Сейчас там уже не хоронят. Дорога к кладбищу была красной от крови.

Когда с 3 на 4 февраля началась высадка десанта, земля в Новороссийске дрожала от разрывов бомб и снарядов. Перед самым освобождением города, 17 августа 1943 года, оставшихся в городе мирных граждан, в том числе Марию Иванову, погнали в полицейский участок. Здесь ее «признали» партизанкой, двое полицейских повели на допрос к немцам.

– Фамилию одного из полицаев я запомнила — Галушко, — рассказывает Мария Иванова. —Начались пытки, рвали ногти на ногах, давили стопы, хотели узнать что-то про партизан. Ничего не добившись, они залили мне ноги кислотой. Потом я долго лежала на соломе с адской болью. Когда пришли наши войска, меня спасли две санитарки. Они вывели меня из дома и спросили: « Сколько вам лет, бабушка?». Я ответила, а они подумали, что я сошла с ума. А когда взглянули на мой паспорт, то у медработниц вырвалось: «Что они с вами делали!». После освобождения я долго лежала в госпитале.

В память о тяжелых военных событиях в Южном районе, там, где шли самые ожесточенные бои, возвели мемориал «Малая Земля», в которой хранится специальная капсула «Сердце».

– В канун каждого Дня Победы, начиная с 1982 года, капсула «Сердце» пополняется списком с именами новых героев, — говорит руководитель отдела истории Великой Отечественной войны Новороссийского исторического музея-заповедника Раиса Соколова. — В течение всего года имена воинов, которые погибли здесь в боях за Новороссийск и числятся без вести пропавшими, устанавливает специальная группа историков. 9 мая 2014 года к списку из 15312 защитников Родины, чьи имена уже были заложены в капсуле, добавилось еще 2369 фамилий. В основном это бойцы 77-й стрелковой дивизии. Они участвовали в боях за освобождение города. Бойцы дивизии сражались в районах Веррхнебаканской, Гайдука, Кирилловки, Неберджаевского перевала, балки Адамовича, высоты 531,3. По данным совета ветеранов дивизии, в боях за Новороссийск в августе-сентябре 1942 года потери этого соединения составили более шести тысяч бойцов. Для нас, ученых, эта война закончится только тогда, когда не останется ни одной фамилии, которую можно было бы добавить в капсулу «Сердце». Только тогда мы выполним свой долг перед защищавшими нас предками.

«Домой хочется, сил нет» Далее в рубрике «Домой хочется, сил нет»Корреспондент РП узнала, кто попадает в спецприемник Новороссийска Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

13 июля 2014, 14:13
На первом фото не проспект Дзержинского, а Анапское шоссе. Правее в кадр не попала гостиница "Бригантина".
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»